Встреча с Православной Церковью в Греции

В Грецию я попал летом 1994 года совместно с полусотней институтских студентов, посреди которых абсолютное большая часть составляли норвежцы. Неевропейцев было всего двое – девушка-латиноамериканка и я. Неисповедимы пути Господни. Его Провидением нас поселили в древнем византийском монастыре на полуострове Лесбос у побережья Турции. Мне произнесли, что в стародавние времена дамы на Встреча с Православной Церковью в Греции этом полуострове воспользовались большей властью, чем мужчины, и, а именно, сами выбирали для себя мужей и возлюбленных. Мне произнесли, что тогда на Лесбосе дамам не возбранялось обожать дам; современное слово «лесбиянка» происходит от наименования этого острова.

Монастырь был не действующим, он относился более большому действующему монастырю в нескольких километрах от Встреча с Православной Церковью в Греции этого места. Вобщем, временами в небольшой монастырь приходили группы паломников, тогда и иеромонах из огромного монастыря совершал тут службу. Митилена, столица острова, сама по для себя является местом паломничества православных христиан; она посвящена архангелу Мише.

Нас поселили в кельях, где в давнешние времена православные монахи жили в тиши и Встреча с Православной Церковью в Греции молитве. При монастыре была церковка. Чуть я переступил ее порог, меня потянуло вовнутрь как магнитом. Притяжение исходило от огромного количества старых икон Христа и святых на стенках церкви. Они окружили меня благодатью, завлекли мое внимание к новенькому, неизвестному измерению. Я в первый раз увидел христианскую церковь с Встреча с Православной Церковью в Греции иконами; до того времени я даже не знал, что у христиан бывают иконы. Церковка была сплошь украшена видами Христа и святых. Они составляли такое единство, что я не мог различить, где церковь, а где иконы. Я задумался: почему же икон нет в протестантских и церковных церквях?[8] Понятно, почему Встреча с Православной Церковью в Греции ислам отторгает иконы. Если Бог, согласно исламу, безличен и невоплощен, то у Него нет и лица, которое можно изображать; в таком случае иконы и впрямь святотатство. Но я никогда до этого не задавался вопросом, почему икон нет в протестантизме и католичестве. Если Бог и впрямь вправду воплотился, как на теоретическом Встреча с Православной Церковью в Греции уровне веруют протестанты и католики, то у Него есть лицо, которое мы лицезрели и которое можно изобразить. Моя душа, ощущавшая себя чужой в самой прекрасной мечети, в самом прекрасном протестантском либо католическом храме, в один момент ощутила, что попала домой. Дух мой взыграл от встречи с Православной Церковью Встреча с Православной Церковью в Греции (см.: Лк. 1:41).

Церковка одномоментно стала для меня родной. Как-то я три ночи попорядку молился в ней, пока другие студенты спали в собственных комнатах. Мне было отлично в обществе икон. В первый раз в собственной истязающей духовной жизни я обрел внутренний покой, будто бы что-то во мне родилось Встреча с Православной Церковью в Греции. Иконы смотрели прямо в глубины моей души. Их безгласный язык был даже понятнее, чем язык святого Евангелия. Они гласили со мной в молчании, в тиши докладывали душе Благую Известие. В первый раз в жизни я ощущал, что меня лицезреют выше. Они знали о моих муках и соболезновали мне, кутали меня Встреча с Православной Церковью в Греции состраданием, передаваемым без слов. Более того, они открывали мне путь в горний мир. Они были как окна в безначальный мир Божества. Я никогда не забуду этих ночей. Время от времени я преклонял колени и молился перед алтарем, время от времени обходил церковь, целуя все иконы по очереди. Я рыдал перед Встреча с Православной Церковью в Греции ними, рыдал от любви, боли и тоски. Я прикладывался лбом ко лбу Христа и рыдал, прикладывался к плечу Богоматери и рыдал, прикладывался к ногам Христа и рыдал. Я целовал Его руки, ноги, лицо и рыдал. Рыдал, не понимая отчего – просто не мог сдержать слез. В сердечко моем были тоска и Встреча с Православной Церковью в Греции боль, но рыдал я не столько от тоски, сколько от радости. То, что не мог сказать мне ни один человек и ни один язык, гласили сейчас иконы. Они заглянули мне в душу, я чувствовал их смиренное и сочувственное прикосновение. Я исцелился, сам не ведая, как. Мое сердечко, усталое, жестокое Встреча с Православной Церковью в Греции злом и болью, заполнилось светом и смирением, хотя я и не осознавал, каким образом – знал только, что это исходит от икон. Они задели меня на таковой глубине, на которую не проникали даже слова Евангелия; они начали действовать во мне там, где тормознули слова Писания. Через прикосновение Встреча с Православной Церковью в Греции икон я увидел Евангелие в новеньком свете. Они растолковывали и дополняли загадочные слова Нового Завета формами и красками. Благодаря иконам я воочию услышал глас Христа.

Не могу обрисовать эти ночи, ставшие поворотными в моей жизни. Я, поклявшийся навечно бросить христианство, был сейчас окутан любовью к нему. Я, считавший христианство выдумкой, ощутил в Встреча с Православной Церковью в Греции нем жизнь и мощь. В тиши церковки я ощутил силу, которой не отыскал на гулких собраниях пятидесятников. Я сообразил нечто очень принципиальное: эта заброшенная правоверная церковка на краю света еще сильнее так именуемых христианских церквей, которые я лицезрел на Западе. Была в ней неуловимая подлинность. Ее Встреча с Православной Церковью в Греции стенки, иконы, атмосфера и загадочная тишь уверяли меня в ее истинности и полноте. Церковь переполняла меня любовью, радостью, но в то же время – ужасом и трепетом. Я в первый раз сообразил, что Бог поистине живой, что Он осязаемо действует в этом мире. Я, так отчаянно тянувшийся к Богу, ужаснулся, когда Встреча с Православной Церковью в Греции Он меня коснулся. Его прикосновение было исполнено любви, но повергало в ужас. То не было ужасом в нехорошем смысле – я не страшился, что Он сделает мне дурное, быстрее я остро ощутил Его непостижимость и мощь. В неком смысле еще проще глядеть на Него издалека, веровать в Него абстрактно либо Встреча с Православной Церковью в Греции догматически. Легче управляться с Ним, когда Он «где-то там». Правоверная Церковь приблизила Его, отразила Его лик конкретно перед моими очами, и я ужаснулся. Наши глаза не привыкли глядеть на слепящее солнце в таковой близи. Подступая к Нему, чувствуя, что Он живой и владычествует, наполняешься священным трепетом. Правоверная Церковь, в Встреча с Православной Церковью в Греции отличие от западных, реально подвела меня к Богу. Ее загадочная, инициативная живость зачаровывала и в то же время пугала. Я осознавал, что в этой Церкви содержится потаенна Бога, что я увижу Его, если сделаю шаг в Его сторону, но страшился тогда приближаться к Нему. Говоря словами Библии Встреча с Православной Церковью в Греции, в мою первую встречу с Православной Церковью я повстречал Бога во тьме и побоялся подойти к Нему поближе, чтоб не узреть Его лицом к лицу и не умереть.

В монастыре жил со собственной семьей один грек по имени Александр, который присматривал за хозяйством, и в том числе за церковкой: убирался Встреча с Православной Церковью в Греции там и временами зажигал свечки. Нас сблизило то, что я – с Близкого Востока, а он некое время жил в Египте и сохранил о египтянах много не плохих мемуаров, которые с жаром мне пересказывал.

В один прекрасный момент, после блаженных ночей, проведенных в церкви, я увидел, что мой знакомый заходит в монастырь Встреча с Православной Церковью в Греции вкупе с православным монахом – видимо, гостем издалека. Александр подозвал меня и познакомил с ним. Оказалось, что монах живет в древнем монастыре на Синае, а в Митилену приехал на празднование денька архангела Миши. С Александром они познакомились в Египте. В тот денек Александр поехал в Митилену по монастырским Встреча с Православной Церковью в Греции делам, «случайно» повстречал монаха на улице, пригласил его к нам в монастырь, и тот согласился.

Монах прожил у нас три денька и возвратился на Синай. Наши с ним беседы в неком смысле укрепили мое воспоминание от Православной Церкви. Он не походил на тех «христиан», которых я встречал ранее. Во всем его Встреча с Православной Церковью в Греции существе, в словах и поведении сквозило христианство, в корне хорошее от западного. Он без моих слов увидел, как я страдаю и отчего. Подобно иконам, он выказал безгласное, но глубочайшее сочувствие. Его слова ко мне были исполнены любви, они проникали в сердечко и умиротворяли душу. Когда по Встреча с Православной Церковью в Греции моей просьбе он заговорил о Христе и христианстве, я ощутил: он знает, что гласит. Я дивился его словам, так как еще ни один знакомый мне христианин не гласил, как он. Он учил, как власть имеющий, а не как книгоеды и фарисеи (Мф. 7:29).

Подобно иконам, монах как будто лицезрел мою душу насквозь. Я Встреча с Православной Церковью в Греции с жаром воспринимал его слова. Они были определенными, личными и по делу. В их была простота и духовность, а не философия и мораль. Он явил мне дух традиции, которой я не повстречал на Западе. Он был чист и крепок в вере. Его Бог оказался не таким, как Встреча с Православной Церковью в Греции в исламе, а его христианство – не таким, как западное. Время от времени он отвечал на мои вопросы ранее, чем я их задавал. Сердечко мое с готовностью впитывало речи этого бедного, обычного монаха. В их были Жизнь и Дух, сообщавшие им действенность и уверительность. В нескольких словах он обучил меня тому Встреча с Православной Церковью в Греции, чему протестанты не могли обучить за четыре года. Помню, я произнес ему, что практически 10 лет находил Бога, не получая ответа, и он ответил: «Значит, ответ может придти через 10 лет!». Я поведал о собственных трудностях на пути к христианству. В ответ он процитировал афонского старца Паисия: «Почему ты ожидаешь дел Встреча с Православной Церковью в Греции Божьих от людей?»

Его мудрость, укорененная в глубочайшей, духовно уникальной традиции, оказалась на удивление эффективной. Этот безвестный и бедный монах стал в моих очах величавым человеком, ибо до того времени никто не гласил мне о Боге, как он. Я был счастлив, ибо своим очами увидел того, кто больше Хафиза Встреча с Православной Церковью в Греции, Руми, Аттара и Халладжа.

Его обыкновенные слова и манеры заворожили меня собственной глубиной. Монах не был ученым, не был университетски образованным человеком, но он обладал познанием, которое больше учености. Еще более завлекали черты его лица, обожженного пустынным солнцем, пыль Синая на поношенном монашеском облачении. Смотря в его темные живы Встреча с Православной Церковью в Греции глаза, я вспоминал зияющие звезды летних ночей в Персии.

Через три денька монах возвратился в Синайский монастырь. В символ дружбы он подарил мне кольцо из собственной обители. Я попросил адресок на тот случай, если когда-нибудь соберусь навестить его, и он ответил пророчески: «Вот приедешь и отыщешь меня!»

Опять в Встреча с Православной Церковью в Греции Норвегию

Тогда придите – и рассудим, гласит Господь. Если будут грехи ваши, как багровое, – как снег убелю; если будут красны, как пурпур, – как волну убелю.

Если возжелаете и послушаетесь, то будете вкушать блага земли;

если же отречетесь и будете упорствовать, то клинок пожрет вас: ибо уста Господни молвят (Ис Встреча с Православной Церковью в Греции. 1:18–20).

Возвратившись в Норвегию, я сообразил, что встреча с Православной Церковью по-настоящему перевернула мне душу. Боль ушла, и в душе наступил покой. Я ощущал себя живым и желал жить. Возвратилась удовлетворенность бытия, я был счастлив, что существую. Отрицательная энергия вышла из моего тела либо утратила активность. Я не чувствовал ее Встреча с Православной Церковью в Греции, моя душа вполне избавилась от негативного воздействия.

Заместо того чтоб бросить христианство, я принял его всей собственной душою. Я знал, что по воле Провидения вправду соприкоснулся с настоящим христианством. Путешествие в Грецию казалось чудным приключением, сладким сном, еще больше сладостным оттого, что я знал – это не сон, а самая Встреча с Православной Церковью в Греции реальная явь. Я прикоснулся к Богу. Я ощущал, что в Греции и Сам Бог прикоснулся ко мне, и прикосновение это было отлично. Ничто в мире не сравнится с прикосновением любви Божией. Оно вылечивает худший недуг, лечит смертельные раны, оживляет омертвевшую душу. Я сообразил, что Господь по-отечески приглядывает за мной Встреча с Православной Церковью в Греции, и уже одно это стало лекарством для моей истомленной души. У меня появилась сила, чтоб идти далее. Я мучительно тянулся к Нему из глубины сердца. Сейчас я ощутил умиротворение, ибо Господь подал мне символ жизни и милости.

Господь, зная мои способности, давал мне тесты по силам. Если б не Встреча с Православной Церковью в Греции пережитое в Греции, моя жизнь завершилась бы катастрофически. Не знаю, что конкретно могло произойти, но уверен, что стоял на краю. У меня не осталось ни надежды, ни силы, я больше не мог выносить страдание. Мне не хотелось жить таковой жизнью, я исстрадался и утомился. Я ничего не желал, не Встреча с Православной Церковью в Греции считая Бога. Не найди я Его следов, не знаю, чем и вроде бы это кончилось. Может быть, я бы сломался и попал в психиатрическую клинику либо же добровольно наложил бы на себя руки.

Господь смилостивился нужно мной. Через Грецию Он все направил мне во благо. Он показал, что Встреча с Православной Церковью в Греции живой, любит и соболезнует, и сердечко мое исполнилось надежды. У меня появились силы, чтоб жить далее. Я не утратил рвения к Нему, но это рвение, ставшее после Греции еще больше сильным, причиняло сейчас иную, сладкую боль. Она несла внутри себя надежду, не опустошала меня, а заполняла энергией. Я Встреча с Православной Церковью в Греции как и раньше стремился к неизвестному, но сейчас яснее это неизвестное представлял и знал путь. Мое рвение к Богу выражалось в тяге к монаху. Монах стал связывающим звеном. Когда мне было плохо без Бога, я вспоминал монаха. Во мне просыпалось все более сильное желание узреть этого человека. Я плохо Встреча с Православной Церковью в Греции его знал, мы общались всего три денька, и все же я скучал по нему, как ни по кому до этого. Будучи беженцем, я повсевременно чувствовал разлуку с близкими, отчаянно скучал по родителям, братьям, сестрам и друзьями. Богу ведомо, как много и тяжело я мучился вдалеке от возлюбленных. Но Встреча с Православной Церковью в Греции ни по кому из их я не тосковал так, как по этому малознакомому монаху. Я сам дивился, как такое может быть: мы чуть знакомы, но я тоскую по нему всем сердечком. Почему? Что это? Откуда эта тяга? Не сошел ли я с мозга? Что со мной не так?

Тоска Встреча с Православной Церковью в Греции по монаху истязала меня, но боль была другая, чем до этого. В ней я лицезрел выход из тьмы к свету, она давала надежду и направление, ведь это была тяга к определенному человеку, которого я лицезрел своими очами. Все это представлялось очень странноватым: обретя удовлетворенность в жизни, я не мог Встреча с Православной Церковью в Греции ликовать, так как был повсевременно занят мемуарами о греческом монастыре и монахе. Через год я решил отправиться в Египет и разыскать монаха, хотя и не знал, где конкретно он живет на Синае. В то время я удачно обучался в институте. Я осознавал, что в Египте могу сделаться монахом и не возвратиться Встреча с Православной Церковью в Греции в Норвегию, но был готов на «риск». Я был должен отыскать монаха и осознать, что со мной происходит. Откуда это рвение и куда оно меня ведет? Почему я люблю этого «незнакомого» человека с таковой силой и всепостоянством, и почему мое сердечко трепещет от желания опять его узреть?

В Египет Встреча с Православной Церковью в Греции я поехать не сумел, потому что был беженцем, и мне не дали визу. Обычно Египетское посольство в Норвегии не дает туристскую визу тем жителям страны, у каких нет норвежского гражданства. Мне предстояло целых три года дожидаться гражданства. Я был в отчаянии. Мое сердечко разбилось. Кольцо – подарок монаха – стало Встреча с Православной Церковью в Греции в моих очах видимым знаком Божьей любви. Я без него не мог. Оно уверяло меня в любви Божьей и стало для меня наибольшей драгоценностью, наилучшей частью моего существа. В один прекрасный момент я увидел, что кольца на пальце нет, и чуть не лишился эмоций при мысли, что оно Встреча с Православной Церковью в Греции потерялось. Когда я нашел его, душа как будто возвратилась в тело. Кольцо давало силы, заполняло миром и надеждой, убеждало в Божьей любви. Я так им дорожил, что быстрее расстался бы с пальцем, чем с кольцом, которое стало для меня ощутимым эмблемой Божьей любви, связывающим звеном меж мной и Возлюбленным.

На кольце Встреча с Православной Церковью в Греции было выгравировано имя святой Екатерины. В библиотеке я прочитал про Синайский монастырь св. Екатерины, вызнал, что он стоит у подножия горы Синай, на которой Моисей получил 10 заповедей. Не считая того, я прочитал все что может быть о самой св. Екатерине. Я знал, что подаренное мне кольцо – из Встреча с Православной Церковью в Греции этого монастыря. Меня тянуло поехать туда и опять узреть монаха.

Шло время. Я старался, как и большая часть людей, приспособиться к обыденной жизни. Годы исканий, казавшихся бесплодными, заморили меня. Я отлично обучался в институте, отлично вписался в норвежское общество. В 1997 году я с головой погрузился в учебу – так, что практически Встреча с Православной Церковью в Греции закончил мыслить о Боге и духовных исканиях. Равномерно я находил Его меньше и меньше. Бог, столько лет остававшийся моим единственным и основным рвением, отступил на 2-ой либо даже на 3-ий план. Я преуспевал, будущее сулило еще больший фуррор. Мне льстило то признание, которое я получил в Норвегии.

Мои Встреча с Православной Церковью в Греции чувства к Богу остыли. Я временами почитывал Евангелие. Как и раньше считая, что протестантизм имеет не много общего с Богом, я равномерно уверил себя, что Церковь Божия включает все христианские церкви, вне зависимости от деноминации, смирившись с тем, что все мы – православные, католики, протестанты – равноценные и единомысленные последователи Христа. Я заглушал Встреча с Православной Церковью в Греции глас совести, явственно велевшей мне идти в Православную Церковь, и пробовал одурачить себя самого. Я прогуливался на воскресные службы в Норвежскую церковь, считая ее частью Вселенской Церкви. Так все было «просто», так как широки врата и пространен путь, ведущие в смерть, и многие идут ими (Мф. 7:13).

Я пробовал служить Встреча с Православной Церковью в Греции двум господам, жить в 2-ух мирах, угождать и Богу и мамоне (Мф. 6:24). Еще более мир затянул меня после того, как я получил престижную работу и сделался «обычным» «нормальным» человеком: гласил о пустяках, не задумывался о существенном, получал наслаждение от смачной пищи, неплохого вина и комфортной жизни, вел научные Встреча с Православной Церковью в Греции дискуссии в средствах массовой инфы либо на встречах с такими же высоколобыми интеллектуалами.

Но Господь не оставил меня, даже когда я отвернулся от Него. Глубочайшее духовное рвение не уходило. Чем посильнее я пробовал закрыть на это глаза, тем больше ощущал себя оставленным и преданным злу. Покой оставил меня, и душа опять Встреча с Православной Церковью в Греции пришла в смятение. Злая энергия, мучившая меня пару лет вспять, возвратилась и проявилась вновь, еще посильнее (см. Мф. 12:43–46). Моя греховность стала для меня ощутимой и тривиальной, как никогда до этого. Я сообразил, что греховен и умру. Конкретно определенная, личная направленность этого познания приводила меня в трепет. Я согрешил, я умру Встреча с Православной Церковью в Греции. Грех, который я сделал и от которого умру, осязаемо проявлялся во мне. Я был испуган до погибели. Периодически я чувствовал себя полностью немощным перед этой злой силой, не мог ей противостоять и действовал согласно ее воле. …Я плотян, продан греху. Ибо не понимаю, что делаю: так как не то делаю Встреча с Православной Церковью в Греции, что желаю, а что терпеть не могу, то делаю. Если же делаю то, чего не желаю, то соглашаюсь с законом, что он добр, а поэтому уже не я делаю то, но живущий во мне грех. Ибо знаю, что не живет во мне, другими словами в плоти Встреча с Православной Церковью в Греции моей, доброе; так как желание добра есть во мне, но чтоб сделать оное, того не нахожу. Хорошего, которого желаю, не делаю, а злое, которого не желаю, делаю. Если же делаю то, чего не желаю, уже не я делаю то, но живущий во мне грех. Итак я нахожу закон, что, когда Встреча с Православной Церковью в Греции желаю делать доброе, прилежит мне злое. Ибо по внутреннему человеку нахожу наслаждение в законе Божием; но в членах моих вижу другой закон, противоборствующий закону разума моего и делающий меня пленником закона греховного, находящегося в членах моих. Бедный я человек!.. (Рим. 7:14–24).

Отступив от меня, Святой Дух показал, как я омерзителен Встреча с Православной Церковью в Греции и бессилен перед коварным. Он кинул меня в руки неприятеля, чтоб пробудить от гибельного незнания. Господь поправил меня, предоставив дьяволу огромную власть нужно мной. Я сообразил, как мелок и бессилен перед противником, если Господь не защитит меня, и что без Господа не могу творить ничесоже (Ин. 15:5).

Время от времени я бродил Встреча с Православной Церковью в Греции по Осло для того только чтоб сбежать от себя, перенести внимание с внутреннего на наружное. Я ощущал томительное беспокойство и легче чувствовал себя в массе. Но с течением времени и это не стало помогать. Помню, как-то летним субботним вечерком я шел по центру Осло, как Встреча с Православной Церковью в Греции обычно, в смятении и расстройстве, и оказался около протестантского собора. Я зашел вовнутрь. В соборе были люди – кажется, они тихо говорили меж собой; органист играл церковную музыку. Я встал перед скульптурным изображением Потаенной Вечери в алтаре и так звучно заорал, обращаясь к Христу, что все замолкло. Люди застыли, закончили говорить, музыка Встреча с Православной Церковью в Греции оборвалась. Все в изумлении смотрели на меня. В полном отчаянии я лицезрел только Бога и гневался на Него. Мне было все равно, что помыслят другие. Все мое внимание было ориентировано на Бога, но Он молчал и не гласил со мной.

Я отчаянно нуждался в Боге, в Его Встреча с Православной Церковью в Греции неотложной помощи. Я был должен отыскать Его, чтоб остаться в живых, так как переживал ужасный кризис. Без Его благодати я бы умер. Я терял власть над своей душой. Мне нужно было разыскать монаха на Синае. В 1997 году я подал прошение о норвежском гражданстве и через несколько месяцев получил его. Сейчас Встреча с Православной Церковью в Греции можно было собирать вещи и ехать.


vsostav-uralskogo-ekonomicheskogo-rajona-vhodyat-kur.html
vsovremennom-obshestve-stress-perezhivayut-predstaviteli-vseh-professij-vpedagogicheskoj-deyatelnosti-stressovie-usloviya-raboti-ne-tolko-lidiruyut-sredi-drugih-no.html
vspishki-nadezhdi-na-volne-padenij-pochti-30-tisyach-rabotnikov-vrednih-predpriyatij-tverskoj-oblasti-proshli-uglublennie.html