ВСЕСТОРОННЕЕ ОПИСАНИЕ ПРЕДМЕТА 5 глава

— Хватит! — произнес Салахов. — Остановись.

— На эту бы реку… да с сетями, да с бочками. И горб гнуть не нужно. На материке-то лазишь, лазишь с бреднем, еле на уху наберешь. А если б эту реку туда. А нашу воронежскую сюда. Все равно здесь населения нету, тут и пустая река сгодится.

— Ты ВСЕСТОРОННЕЕ ОПИСАНИЕ ПРЕДМЕТА 5 глава бы там ее за неделю опустошил, — произнес Салахов.

— За неделю? Не-ет! — вздохнул Бог Огня.

— Закрывай санаторий, — распорядился Салахов.

— Может, навялим да с собой унесем? — предложил нерешительно Бог Огня.

— Против алчности слова силы не имеют, — усмехнулся Салахов. — Против нее автоматы необходимы. Оздоровел? Точка! Собирай лагерь, вари уху и ВСЕСТОРОННЕЕ ОПИСАНИЕ ПРЕДМЕТА 5 глава топаем согласно приобретенного задания. Вопросы есть?

— Нет вопросов, — вздохнул Бог Огня.

— Действуй! Я вниз по течению схожу с лотком. …Салахов шел очень стремительно. Его вдруг поразила идея, что от добра люди становятся ужаснее. Свинеют. А когда людям плохо, то они становятся лучше. Пока Бог Огня болел, Салахов очень жалел ВСЕСТОРОННЕЕ ОПИСАНИЕ ПРЕДМЕТА 5 глава его. А сейчас он был ему неприятен, даже ненавистен, так как Салахов вдруг увидел впереди себя куркуля. «И я, и я был вточности такой же, — задумывался Салахов. — Был дом, супруга, работа. С жиру красть потянуло. Катинский меня как человека принял. А я…»

Салахов, забыв, что ему нужно брать ВСЕСТОРОННЕЕ ОПИСАНИЕ ПРЕДМЕТА 5 глава пробу, все шагал и шагал по сухому берегу реки Ватап. Идея о том, что добро к людям ведет к их же освинению, была ему очень неприятна. Какая-то безысходная идея. По опыту армии, по опыту тюремной жизни Салахов знал, что излишняя строгость так же озлобляет людей. «Значит, ни хорошем, ни ВСЕСТОРОННЕЕ ОПИСАНИЕ ПРЕДМЕТА 5 глава ужасом нас не возьмешь, — задумывался он. — Но должен быть некий подход. Должна же быть открытая дверь…»

И вдруг Салахов тормознул. Ответ, отысканный им, был прост, очевиден. Посреди огромного количества человечьих обществ есть, наверняка, только один, который твой . Как в армии своя рота. Если ты отыскал его — держись за ВСЕСТОРОННЕЕ ОПИСАНИЕ ПРЕДМЕТА 5 глава него зубами. Пусть все лицезреют, что ты собственный, ты до конца с ними. И что у тебя все на виду. Одна крыша, одна судьба, а об остальном пусть задумывается правительство.

Салахов развернулся и пошел назад.

Чувство пустоты, ошибки и необычной дьявольщины не рассосалось у Монголова и после ухода Чинкова. Они ВСЕСТОРОННЕЕ ОПИСАНИЕ ПРЕДМЕТА 5 глава ушли в верховья Эльгая за денек до снегопада — две квадратные тумбы в белоснежных брезентовых куртках. В тяжеловесном передвижении их от базы Монголову почудилась какая-то неотвратимость. За денек ранее ветреным пионером удрал в Кетунгское нагорье Баклаков. Монголов нашел после его ухода и спальный мешок под кроватью, и банки сгущенки ВСЕСТОРОННЕЕ ОПИСАНИЕ ПРЕДМЕТА 5 глава. Нарушение прямого приказа опечалило и напугало Монголова. Но посылать кого-то следом было глупо. В равнине Ватапа либо Кетунгском нагорье найти человека сумеет разве что дивизия. Оставалось возлагать на звезду Баклакова. «Или поумнеет, либо не возвратится. Поправить ничего невозможно», — заключил Монголов и воспретил для себя мыслить о Баклакове.

Он брился ВСЕСТОРОННЕЕ ОПИСАНИЕ ПРЕДМЕТА 5 глава сейчас тщательнее обыденного и все одергивал и одергивал складки несуществующей гимнастерки под несуществующим армейским ремнем. Весь снегопад он просидел в камеральной палатке, свел воедино все маршруты, все пробы. Касситерита нет и не будет, это математически ясно. Точь-в-точь как ранее, прогноз касситерита был точен, как точны таблицы ВСЕСТОРОННЕЕ ОПИСАНИЕ ПРЕДМЕТА 5 глава артиллерийских стрельб.

Когда возвратилась группа Салахова, Монголов пришел к ним в палатку.

— Что нового? — спросил Монголов.

— Ничего, товарищ начальник, — произнес Салахов и кивнул на ранец, где хранились мешочки с пробами.

— В восемнадцать ноль-ноль прошу в камеральную с картой и пробами. Пусть кто-нибудь сходит к шурфовщикам и приведет Малыша, — отдал ВСЕСТОРОННЕЕ ОПИСАНИЕ ПРЕДМЕТА 5 глава приказ Монголов.

В 6 вечера Малыш и Салахов пришли в камеральную. Под глазом у Малыша был синяк, и Монголов сходу ощутил в желудке сосущую пустоту. Что-то творится в партии.

Салахов сел на корточки у дверного проема, Малыш на стуле в отдалении от Салахова. Монголов отметил, что оба они ВСЕСТОРОННЕЕ ОПИСАНИЕ ПРЕДМЕТА 5 глава старались держаться раздельно, подальше от него и друг от друга. Малыш посиживал на стуле как обтекаемая глыба, а распухшие кисти промывальщика лежали на коленях как красноватые обрубки. Почему-либо вид этих рук успокоил Монголова.

— Главный инженер показал мне золото, намытое в верховьях нашей реки. Я также лицезрел два года ВСЕСТОРОННЕЕ ОПИСАНИЕ ПРЕДМЕТА 5 глава вспять весовое золото, намытое на примыкающей речке Канай. Главный инженер справедливо высказал мировоззрение, что весовое золото должно быть также у нас. Я лично в это не верю. Возможность, случайные кармашки, не имеющие никакого значения. Но я должен допустить и оборотное. Что скажете?

Малыш сделал глотательное движение и ВСЕСТОРОННЕЕ ОПИСАНИЕ ПРЕДМЕТА 5 глава сгорбился. Салахов темно смотрел в пол, и под скулами его катались желваки.

— Приказываю гласить прямо, — произнес Монголов. — Ты 1-ый. — Он кивнул Малышу.

— На данный момент, — произнес тот. — На данный момент. И все пробовал проглотить что-то.

Исповедь Малыша

«Сорок да 40 — рубль 40, Владимир Михайлович. Это означает, что все одно к одному ВСЕСТОРОННЕЕ ОПИСАНИЕ ПРЕДМЕТА 5 глава. Если в номере пошла проблема, то непременно заест занавес. Так дядя Арнольд гласил. Клоун. У меня женщина одна была. В школе еще вкупе обучались. Я к ней… относился. И на данный момент отношусь. А она нет. Но ведь бывает же так, что с самого юношества. Я сходу сообразил, что ВСЕСТОРОННЕЕ ОПИСАНИЕ ПРЕДМЕТА 5 глава ей что-то необыкновенное нужно. Меня дядя Арнольд воспитал. В 5-ом классе я на турнике стойку делал. Из всех школ на меня приходили глядеть. Но она… ей Сережка стихи писал и про Амазонку говорил, про Последний Север. Он полярником собирался стать, Джеком Лондоном.

Школа кончилась, Сережка в авиационное техническое поступил ВСЕСТОРОННЕЕ ОПИСАНИЕ ПРЕДМЕТА 5 глава, а меня дядя Арнольд отвез в цирковое. Так бы не взяли, но… дядя Арнольд. Он как живой музей был. Таланта у меня не отыскали, но юноша я развитый был и стал силовым акробатом. За три года номер подготовили. Я в группе. Когда нам номер уже без помощи других ВСЕСТОРОННЕЕ ОПИСАНИЕ ПРЕДМЕТА 5 глава дали, я Соню отыскал, предложил замуж. «Ты бы еще в официанты пошел. Тоже красиво», — она гласит. И вижу уже в очах у ней не Сережка, не я, вообщем никого. Но все равно необыкновенное нужно. Она никуда не поступила. В пт проката работала. Велики там, палатки туристам выдавала. Туристы ей палатки сдают ВСЕСТОРОННЕЕ ОПИСАНИЕ ПРЕДМЕТА 5 глава, от самих дымом пахнет. Ее тянет куда-то. Это я позже уже сообразил. Во Владивостоке на гастролях верхний из нашего номера палец сломал. Номер сняли. Шляюсь по Владивостоку. Зашел в кафе. Там какие-то морячки на локтях борьбу устроили. У меня от бездельничания мускулы пылают: положил всех ВСЕСТОРОННЕЕ ОПИСАНИЕ ПРЕДМЕТА 5 глава морячков. В шуточку. Подходит один малый: «Ты, гласит, тут незаслуженно пропадаешь. Рванем в „Северстрой“. Единственная планетка, где может жить и зарабатывать приличный кореш». Пошли в ресторан «Золотой рог», к вечеру уговорил. Я про Соню и про Сережку, который полярником собирался быть, вспомнил. Прилетели в Город, он средств мне отдал ВСЕСТОРОННЕЕ ОПИСАНИЕ ПРЕДМЕТА 5 глава и устроил на курсы промывальщиков. Сам на трассе живет. Остальное вы понимаете.

Но я Соне сходу из Городка написал. Не задумывался, что ответит. А она ответила, и отлично так. Про какие-то пурги, про канаты, по которым в пургу прогуливаются, за их держатся. Ересь в общем. Наверняка, Сережкину трепотню вспомнила. Но откуда ВСЕСТОРОННЕЕ ОПИСАНИЕ ПРЕДМЕТА 5 глава ей правду знать? Я сходу письмо ей о золоте, о том, что работаю с лотком, и все такое прочее. И здесь она мне стала сходу писать длинно. Я, естественно, про золото лгал, но о Поселке писал правду. О ребятах, про полярную ночь. А она все про ВСЕСТОРОННЕЕ ОПИСАНИЕ ПРЕДМЕТА 5 глава дурацкое золото. «Не может быть, чтоб Джек Лондон исключительно в книгах был. Как золото смотрится?» Для чего оно ей далось?

Но я все-же горжусь. Сережка всю жизнь мне мешал, все лгал. Но вот он на данный момент самолетам смазочное масло меняет, механик, прикован к земле, а я работаю, как ВСЕСТОРОННЕЕ ОПИСАНИЕ ПРЕДМЕТА 5 глава Джек Лондон. Мою пробы далековато за Полярным кругом. Я начал про занавес, который заело, другими словами все одно к одному. Почты, сами осознаете, нет, я думаю о Соне, и вдруг в восьмом шурфе в одной пробе три пластинки золота. Приблизительно по половине грамма любая. Честно, я сам не ВСЕСТОРОННЕЕ ОПИСАНИЕ ПРЕДМЕТА 5 глава знаю, как их в кармашек засунул. Идея: положу в письмо и пошлю Соне, чтоб она совсем сообразила ничтожность Сережки. Через час ужаснулся. Это главное грех промывальщика — делить пробы и класть что-то в кармашек. На курсах каждый денек повторяли. Как назло вы пришли, извините, Владимир Михайлович. Пробы вы просмотрели, а означает ВСЕСТОРОННЕЕ ОПИСАНИЕ ПРЕДМЕТА 5 глава, засунуть назад уже нельзя. Позже главный инженер появился. Я, как вы отдали приказ, пробы принес. Вы с товарищем Чинковым в палатке были. А этот, который с ним, стремительно так пробы у меня взял, все просмотрел, очами туда-сюда, и гласит мне, как будто иллюзионистом работает: «Лоток крашеный напрасно ВСЕСТОРОННЕЕ ОПИСАНИЕ ПРЕДМЕТА 5 глава используешь. Он пробу держит хужей. Когда доводишь, углом не нужно сливать, по плоскости и кружить». А я точно, углом сливаю, так мне нравится. И лоток у меня крашеный. Позже этот иллюзионист через меня поглядел и гласит: «Золетинок-то нет, а чудится мне, должны быть золетинки в этих грунтах». Золетинки! Если б ВСЕСТОРОННЕЕ ОПИСАНИЕ ПРЕДМЕТА 5 глава вы один были…

Я назад. Ребята дремлют, я Седоватого за ногу вынул. Так и так, что делать? Разозлился он жутко. Сволочью меня именовал. Из-за вас. Именовал тварью последней за то, что я не знаю, кого можно накалывать, а кого нельзя. Отнял эти три пластинки и кинул в кустики ВСЕСТОРОННЕЕ ОПИСАНИЕ ПРЕДМЕТА 5 глава. «Я, гласит, ничего не слышал, ты все запамятовал. И чтоб последний раз». Стукнул даже. В поучение, гласит, посадят тебя — каждый будет бить. Я готов понести наказание. Пластинки я находил, но не отыскал. Седоватый их очень закинул. Мелкие такие, обточенные. Края раковистые…»

2-ая ошибка Салахова

«Сила есть, мозга не надо ВСЕСТОРОННЕЕ ОПИСАНИЕ ПРЕДМЕТА 5 глава». Верно молвят. Ты Седоватому пятки целовать должен. И молчи обо всем, либо ребята в бараке тебя уничтожат. Презрением убьют, и не видать для тебя собственной Сони. Хорошо! Такое дело, Владимир Михайлович, расскажу про свою ошибку. Я ранее шоферил. Имел выезд за зону. На 4-ый год это было ВСЕСТОРОННЕЕ ОПИСАНИЕ ПРЕДМЕТА 5 глава. Амнистия мне твердо маячила. Перед самой амнистией был ночной шмон. Отыскали под полом три гуся — бутылки с золотым песком. Обязан поведать: песок этот с установок, которые касситерит моют, собирали. В зауголках, куда никто никогда и не заглянет. Маленькая золотая пыль. У зека нормы времени нет, годами накапливали. Начальство решило, что это золото ВСЕСТОРОННЕЕ ОПИСАНИЕ ПРЕДМЕТА 5 глава с Реки. Переправлено с криминальными целями. Всех, кто выезд за зону имел, под дополнительное следствие. В том числе и меня. Амнистия мимо прошла. Я это золото возненавидел на всю жизнь. Из-за него посиживал три излишних года. В партии Катинского я промывальщиком был. Вы это понимаете. Идиотическое счастье: на ВСЕСТОРОННЕЕ ОПИСАНИЕ ПРЕДМЕТА 5 глава 3-ий денек работы у меня в лотке два самородка вылезли. Я на их смотрю как на Гитлера. И мерещится мне одно: новое дополнительное следствие. Золото же! Обернулся и как камушки — оба в реку, где глубже. Со дна проб никто не берет. После чего не попадалось. А 2-ой ВСЕСТОРОННЕЕ ОПИСАНИЕ ПРЕДМЕТА 5 глава промывальщик, который шурфы обслуживал, намыл новые пробы. Это я уже позже вызнал. И что пробы эти Катинского загубили. Я в этот маршрут на нашей старенькой базе неделю торчал. Желал намыть опять и Катинскому Мише Аркадьевичу написать. Ни черта не отыскали, даже «знаков». Под трибунал не пойду. От всего ВСЕСТОРОННЕЕ ОПИСАНИЕ ПРЕДМЕТА 5 глава отрекусь. Но дайте, если можно, адресок Миши Аркадьевича. Не могу спать тихо. Он ко мне сходу как к человеку отнесся. И перед ребятами в бараке постыдно. Невезуха есть невезуха. Но я ее поборю. Сломаю, как ветку, куда она денется. Я к выводам пришел. А означает, мне на данный момент жить нужно. Посреди ВСЕСТОРОННЕЕ ОПИСАНИЕ ПРЕДМЕТА 5 глава людей.

Монголов длительно посиживал у стола. Снаружи непонятно бурчал что-то Бог Огня. Трещал костер.

— Купчишки, — утомилось произнес Монголов. — Они самородки швыряли. Сукины детки! Это ваше ли золото? Это золото страны, правонарушители…

— Готов понести наказание, — произнес Малыш.

— Под трибунал тебя дать? Жизнь поломать по глупости? — Монголов вяло ВСЕСТОРОННЕЕ ОПИСАНИЕ ПРЕДМЕТА 5 глава махнул рукою. — У тебя, Салахов, дело прошедшее. Адресок Катинского дам. Поступай, как отдаст приказ совесть. Про Малыша мы знаем двое и Седоватый.

— Седоватый — могила, — произнес Салахов.

— Не нужно соучастия, Владимир Михайлович, — произнес Малыш. — Это ведь выходит соучастие в злодеянии.

— Вон! — отдал приказ Монголов. — Искупишь работой. И ты, Салахов ВСЕСТОРОННЕЕ ОПИСАНИЕ ПРЕДМЕТА 5 глава, искупишь.

— Искуплю, — страдательно произнес Малыш.

Салахов промолчал.

…В тот же вечер Монголов ушел в многодневный маршрут в низовья Эльгая. Это было доказательством известного всем поисковикам тезиса: когда район пуст, приходится работать в три раза больше, чтоб обосновать, что он конкретно пуст.

Снегопад в июле утвердил поколебленный жарой тезис: «Территория есть Территория ВСЕСТОРОННЕЕ ОПИСАНИЕ ПРЕДМЕТА 5 глава». Журналисты, прибывшие освещать навигацию, сейчас уверенно щеголяли по улицам в привезенных из других стран сапогах и куртках, предусматривавших чрезвычайные случаи жизни.

Территория есть Территория. Тундровые пожары затихли. Установилась обычная погода из прохладного солнца, дождиков и ветров.

Чинков возвратился из командировки в партию Монголова помрачневший и вроде бы ВСЕСТОРОННЕЕ ОПИСАНИЕ ПРЕДМЕТА 5 глава углубленный в себя. В кабинете его ожидали две радиограммы. Начальник Далекой рекогносцировочной партии Семен Копков докладывал, что натолкнулся на месторождение киновари необыкновенного масштаба. Месторождение просто лежит на поверхности. Принято решение провести подготовительную разведку.

Начальник партии с реки Лосиной, Жора Апрятин, докладывал, что на склоне хребта Пырканай в распадке с координатами такими и ВСЕСТОРОННЕЕ ОПИСАНИЕ ПРЕДМЕТА 5 глава такими-то им найден скелет человека, судя по вещам, геолога. Добивался указаний.

Чинков гулком вызвал Лидию Макаровну и, не отрывая глаз от стола, продиктовал радиограмму Копкову: «Поздравляю точка базу партии перенесите к месторождению точка подготовьте вывозке количество руды довольно промышленного анализа Чинков и. о. головного геолога ВСЕСТОРОННЕЕ ОПИСАНИЕ ПРЕДМЕТА 5 глава».

Лидия Макаровна, стоя у двери, стремительно накидала текст в блокноте, но осталась стоять. Чинков хмуро взглянул на нее и добавил: «Потребное снаряжение, продукты, горючее могут быть сброшены с самолета. Радируйте».

Чинков еще посидел, позже тяжко пересек кабинет, не смотря на Лидию Макаровну, вышел и, скрипя половицами, направился в правый конец ВСЕСТОРОННЕЕ ОПИСАНИЕ ПРЕДМЕТА 5 глава коридора, где был кабинет начальника управления Фурдецкого. Секретарша Фурдецкого Люда, за видную красоту прозванная Людой Голливуд, читала Джека Лондона.

— Спросите, не воспримет ли меня Генрих Иванович? — глухо произнес Чинков. Люда Голливуд мелькнула в кабинет начальника. Невиданное дело: Чинков! Просит приема! У Фурдецкого! Через секунду она раскрыла дверь и встала у ВСЕСТОРОННЕЕ ОПИСАНИЕ ПРЕДМЕТА 5 глава косяка, пропуская Чинкова, секретарша с рисунки. Чинков прошел и сам закрыл за собой дверь. В кабинете Чинков погрузился на стул и какое-то время в упор смотрел на Фурдецкого, пока тот не смешался. Генрих Фурдецкий, по прозвищу Фурдодуй, золотозубый человек с лицом и голосом торжественного оратора, был назначен сюда за ВСЕСТОРОННЕЕ ОПИСАНИЕ ПРЕДМЕТА 5 глава год до Чинкова. Всему «Северстрою», в том числе и Фурдецкому, было понятно, что на данный момент он менее как «человек при Будде». В управление он перебежал из маленькой спецэкспедиции. Экспедиция подчинялась Москве, так как находила очень принципиальный оборонный металл. Год тому вспять ее прикрыли, но Фурдецкий ВСЕСТОРОННЕЕ ОПИСАНИЕ ПРЕДМЕТА 5 глава, перешедший в управление из техников, по обычаю «Северстроя» уже не мог возвратиться назад в техники. Видимо, в верхах «Северстроя» считали, что если Фурдецкий ничтожество, то при Чинкове управление Поселка все таки не захиреет. Если он личность, то полезно его иметь в свойства противовеса Чинкову. Все это Фурдецкий знал и поэтому чуток дрогнувшим ВСЕСТОРОННЕЕ ОПИСАНИЕ ПРЕДМЕТА 5 глава голосом нарушил молчание:

— Слушаю вас, Илья Николаевич.

— Я остаюсь, — просто и забавно сказал Чинков.

— Не понимаю…

— Остаюсь в управлении и, означает, нам вкупе работать.

— Я всегда рад… — начал было Фурдецкий и даже улыбнулся обилием золотых зубов.

— Если вы будете мне мешать, — так же просто и забавно перебил ВСЕСТОРОННЕЕ ОПИСАНИЕ ПРЕДМЕТА 5 глава Чинков, — я вас уничтожу. В «Северстрое» вам не найдется места разнорабочего. В ваших интересах перейти и мою команду.

— Что вы желаете? — сейчас Фурдецкий не улыбался.

— Очень незначительно. Не играть за моей спиной. Все сообщения в Город только по обоюдной договоренности. Прямое выполнение ваших обязательств: жилище, снаряжение, вся хозяйственная часть ВСЕСТОРОННЕЕ ОПИСАНИЕ ПРЕДМЕТА 5 глава. Обещаю в ваши распоряжения не вмешиваться. Мне — выполнение производственных задач управления, вам — их обеспечение. Все в точности по уставу. Советую не мыслить, а согласиться, — Чинков встал и внезапно стремительно вышел из кабинета.

Фурдецкий помедлил только мгновение, выгреб из стола папку скоросшивателей и пошел к Чинкову.

— Не помешаю ли я Илье Николаевичу ВСЕСТОРОННЕЕ ОПИСАНИЕ ПРЕДМЕТА 5 глава? — звучно спросил он Лидию Макаровну.

— Ну что вы! По-моему, он вас ожидает, — с чуток приметной усмешкой произнесла Лидия Макаровна. Она поглядела Фурдецкому прямо в глаза и вдруг чуток приметно дружественно подмигнула.

Фурдецкий вошел и, не садясь, произнес: «Первый раунд в мою пользу, Илья Николаевич. Вот ВСЕСТОРОННЕЕ ОПИСАНИЕ ПРЕДМЕТА 5 глава документы. Все склады спецэкспедиции с новым снаряжением мною списаны на 70 процентов, а остальное переведено на баланс управления. Палатки, лодки, спальные мешки — все высшего свойства по спецразнарядке. Вот затратные на два сборных дома. Заказал еще прошлой зимой. На выгрузке три новых вездехода. Украл у топографов. И вот распоряжение райисполкома о ВСЕСТОРОННЕЕ ОПИСАНИЕ ПРЕДМЕТА 5 глава передаче нам старенькой конюшни. К озари там будет роскошное общежитие. Работы уже ведутся. Вы опоздали со собственной декларацией, товарищ Чинков».

Чинков только добродушно развел руками.

— Я знал, что мы сработаемся, — узким голосом произнес он.

После ухода Фурдецкого Чинков вышел к Лидии Макаровне.

— Запишите приказ, — напряженно и забавно продиктовал он. — «Исполняющий обязанности головного ВСЕСТОРОННЕЕ ОПИСАНИЕ ПРЕДМЕТА 5 глава геолога товарищ Чинков И. Н. направляется в инспекционную поездку в пределы Западной съемочной партии на реке Лосиной». Подпись — «Начальник управления Фурдецкий».

Начальник Далекой рекогносцировочной партии Семен Копков вправду чисто случаем открыл месторождение киновари. Его партия делала предварительное обследование «ничейных» земель в центральной части Кетунга. Проект партии составил ВСЕСТОРОННЕЕ ОПИСАНИЕ ПРЕДМЕТА 5 глава главный геолог Отто Янович Калдинь, один из старожилов и основоположников Поселка. Отто Янович грезил составить глубочайший долголетний прогноз на олово. «Представьте, приходит вдруг телеграмма Госплана: „В состоянии ли вы обеспечить такую-то и такую-то сырьевую базу на олово?“ Берем прогнозную карту и отвечаем, как умные солидные люди…»

Семен ВСЕСТОРОННЕЕ ОПИСАНИЕ ПРЕДМЕТА 5 глава Копков шел обыденным маршрутом и вдруг за поворотом равнины увидел сопку ярко-красного цвета. Он опустил глаза, поднял их опять, но видение не исчезало. Перед ним — действительность посреди реального мира — стояла сопка ярко-красного цвета. На 1-ый взор она полностью состояла из киновари. Осознав это, Копков сходу поразмыслил ВСЕСТОРОННЕЕ ОПИСАНИЕ ПРЕДМЕТА 5 глава об Отто Яновиче. Вроде бы обрадовался старик. Никто на Местности не задумывался о киновари и не ожидал ее. И вот, пожалуйста. Как подарок умным, солидным людям. Но Калдинь задержался в отпуске. Лежал в рижской поликлинике.

Копков вышел к сопке один. На другой денек к нему присоединился коллектор, шедший самостоятельным параллельным ВСЕСТОРОННЕЕ ОПИСАНИЕ ПРЕДМЕТА 5 глава маршрутом. Пятеро суток они лазали по сопке. Когда кончились продукты, Копков из пистолета умудрился застрелить малеханького тундрового медведя — линялого зверька с купеческим животиком. Сам Копков остался с припасом медвежатины на сопке, а коллектор пошел на базу, чтоб дать радиограмму и получить ответ. Ответ пришел как раз, когда Копков медведя доел ВСЕСТОРОННЕЕ ОПИСАНИЕ ПРЕДМЕТА 5 глава и питался непугаными евражками, которых также стрелял из пистолета. Вообщем Копкову с его репутацией чудака везло на необыкновенные ситуации в жизни, и смешные рассказы о нем добирались до Городка. На данный момент он сам и его нахмуренные «кадры» челночным методом переносили базу на новое место.

Одна ходка ВСЕСТОРОННЕЕ ОПИСАНИЕ ПРЕДМЕТА 5 глава составляла 100 40 км, и поэтому Копков поделил все на два рейса: продукты, спальные мешки и рация. Все другое пришлось кинуть, как и посадочную полосу, приготовленную с таким трудом. Руда для промышленного анализа составляла около тонны. Очевидно, на аэродром ее не перенесешь. Ручьи и сопки в этом районе Кетунга не имели ВСЕСТОРОННЕЕ ОПИСАНИЕ ПРЕДМЕТА 5 глава заглавий, и Копков именовал месторождение «Огненное». В вечерние часы сопка казалась сгустком овеществленного пламени.

— Только плебеи считают за счастье: лежать ввысь задницей и ничего не делать, — произнес Жора Апрятин. Как обычно по утрам, он вел воспитующий диалог с завхозом Васькой по кличке Феникс.

— А разве я не плебей? Плебей ВСЕСТОРОННЕЕ ОПИСАНИЕ ПРЕДМЕТА 5 глава и есть, — смиренно ответил тот.

— Ты работаешь в Арктике. В Арктике нет плебеев.

— А шурфы, по-вашему, кто долбает? Князи, что ли, на канавах корячатся?

— Это люди… завышенной активности, Феникс. Им тесновато посреди плебейства, и они попали сюда. Плебеи, Феникс, живут в городках.

— На завтрак жрут бифштексы и ездют на такси, — отрадно ВСЕСТОРОННЕЕ ОПИСАНИЕ ПРЕДМЕТА 5 глава схватил Васька. — А кто же тогда на заводах? Которые в городках?

— На заводах рабочий класс! — Жора взглянул на Ваську. Тот сообразил, почесал бороденку и уже другим тоном спросил:

— Тушенку, спички, курево. Еще что?

Но Жора Апрятин ничего ему не ответил. Он протирал масляной тряпкой пистолет. Всегда ВСЕСТОРОННЕЕ ОПИСАНИЕ ПРЕДМЕТА 5 глава по утрам Жора чистил орудие, будто бы собирался в некоторый хунхузский набег. «Оружие должно быть в порядке», — туманно разъяснял он.

Васька со вздохом пошел на склад. Канавщики на гряде Пырканая уже неделю посиживали на одной манной каше. Для остроты вкуса они ели ее с одичавшим луком. Но за продуктами на базу ВСЕСТОРОННЕЕ ОПИСАНИЕ ПРЕДМЕТА 5 глава никто идти не желал: канавщики выбивали рубль сдельщиной, а через скорое время должна поплыть мерзлота. В этом году из-за жары ранее, чем обычно. Когда плывет мерзлота, какая к чертям прогрессивка? Апрятин обещал, что пришлет с продуктами Феникса. Канавщики кровожадно развеселились. Васька изменил клану ломика и взрывчатки, смылся на ВСЕСТОРОННЕЕ ОПИСАНИЕ ПРЕДМЕТА 5 глава легкую должность завхоза.

На всю Местность Васька Феникс был известен тем, что каждую осень он растворялся. Исчезал на очах. Получив средства за лето, Васька вроде бы просто таял в воздухе. Никто не лицезрел, чтоб он садился на самолет либо пароход. Его не встречали на касситеритовом прииске, не сталкивались в ВСЕСТОРОННЕЕ ОПИСАНИЕ ПРЕДМЕТА 5 глава Городке, не замечали посреди бедующих зиму бичей. Всякий раз прогуливались туманные слухи, что Васька промерз по опьяненному делу, провалился под лед на зимнем лове в каком-то колхозе, что его пришили уголовники и по обыкновенной практике кинули в море в стальной бочке с камнями. Но каждую весну он появлялся ВСЕСТОРОННЕЕ ОПИСАНИЕ ПРЕДМЕТА 5 глава в геологическом управлении с водянистой собственной бороденкой и улыбкой виновного человека. Так и окрестили Феникс. Появляется из пепла.

«Таков грустный итог», — задумывался Жора, оставшись один. Слова эти привязались к нему два денька вспять, когда он натолкнулся на останки человека в узенькой горной долинке. Истлевший брезент пророс уже травкой ВСЕСТОРОННЕЕ ОПИСАНИЕ ПРЕДМЕТА 5 глава и полярной березкой. На поясе лежал наган — кобуру съели мыши. Мыши съели и полевую сумку. Бумаги перевоплотился в шпатлевку. Только геологический молоток на длинноватой ручке смотрелся как новый. Жора забрал наган, молоток, остатки полевой сумки. Остальное оставил как есть. Такой грустный результат.

Васька Феникс возвратился со склада и со ВСЕСТОРОННЕЕ ОПИСАНИЕ ПРЕДМЕТА 5 глава вздохом поставил у входа в палатку ранец, набитый банками аргентинской тушенки, российским сгущенкой и пачками папирос «Норд». С этим же вздохом Васька вынул из-под кровати заржавелую тулку, левый курок которой был искусно выгнут из гвоздя, перепоясался брезентовым патронташем.

— Пошлепал, — выжидательно объявил Васька, но остался на месте.

— Чтоб как шлюха ВСЕСТОРОННЕЕ ОПИСАНИЕ ПРЕДМЕТА 5 глава с танцев, не позже утра назад, — грубо произнес Жора. (Такой грустный результат.)

Васька вздохнул, сообразил неотвратимость, взгромоздил ранец и направился к синеющей на горизонте гряде гор Пырканай.

Жора пошел к реке на свое любимое место, где кустики создавали выемку над сухим радостным обрывчиком. Вода под обрывчиком кружилась в зеленых водоворотах ВСЕСТОРОННЕЕ ОПИСАНИЕ ПРЕДМЕТА 5 глава. Было видно, как всплывают ввысь и медлительно погружаются рыбьи спины. Удочка с блесной лежала здесь же, но завтракать еще было рано. Лосиная числилась самой великодушной рекой Местности. В среднем течении ее рос даже тополевый лес, сюда забредали с юга лоси, в верховьях бегали стада снежных баранов, и ВСЕСТОРОННЕЕ ОПИСАНИЕ ПРЕДМЕТА 5 глава вода кишела рыбой: голец, чир, муксун и даже встречалась нельма.

Такой грустный результат. Жора сгорбился и сходу стал похож на сутулого длинноволосого мальчугана. На людях он старался держать сделанный воображением безупречный образ — немногословный, всегда с орудием, готовый к выпивке, действию. Жора Апрятин — полярный волк. Природа вправду лепила Жору по ВСЕСТОРОННЕЕ ОПИСАНИЕ ПРЕДМЕТА 5 глава эталону викинга: голубые глаза, светлые волосы. Но природа кое-где на полдороге отвлеклась, и остальное окончил дед — узнаваемый географ, исследователь Центральной Азии. Он учил внука читать по путешествиям Николая Михайловича Пржевальского, истязал прохладной водой по утрам, самовластно направил в горный и самовластно распределил работать на Север. «Только там ВСЕСТОРОННЕЕ ОПИСАНИЕ ПРЕДМЕТА 5 глава осталось место для солидный открытий».

Такой грустный результат. Жора хорошо тянул родовую лямку. Самолюбие не позволяло работать плохо. Но отысканные два денька вспять останки как-то по-иному все поворачивали. И вещи погибшего геолога, и кости его не принадлежали к миру людей. В узенькой долинке посвистывал ветер, росла травка, и все ВСЕСТОРОННЕЕ ОПИСАНИЕ ПРЕДМЕТА 5 глава там принадлежало миру земли, миру горных пород. Ни испуга, ни брезгливости не вызвал в Жоре отысканный труп. Только печаль. «Из глины вышли, в глину попадем». Но что тогда самолюбие, что фамилия деда на карте Памира и надежда, что ты оставишь эту фамилию на какой-нибудь другой карте? Для чего ВСЕСТОРОННЕЕ ОПИСАНИЕ ПРЕДМЕТА 5 глава? К чему стремился юноша, свалившийся лет 10 — 20 тому вспять посреди темной щебенки в пустынном краю? Отрешенность. Вот конкретно такая атмосфера была в долинке. Не кладбищенская суета, где каждый монумент кое-чем желает выделиться, напомнить, направить внимание «я был». Погибший геолог врос в метлицу, полярную березку, камешки. «Оставьте меня ВСЕСТОРОННЕЕ ОПИСАНИЕ ПРЕДМЕТА 5 глава в покое, я отыскал конечную цель». Такой грустный результат. Жора Апрятин даже вздрогнул от сознания собственных несовершенств. Он находил спасения в возне с орудием и виртуозном владении грубой речью трудяги. Пижонство. Нужно продолжать учить латынь, купаться в прохладной воде каждое утро, крутить гантели, бегать просто и свободно. Да и это не выход ВСЕСТОРОННЕЕ ОПИСАНИЕ ПРЕДМЕТА 5 глава из ограды несовершенств. «Соблюдай посты, это полезно и мудро. Смотри за культурой тела и верь в исследование природы. Тогда жизнь будет тебе заполнена смыслом», — писал в последнем письме дед. А далее, как обычно, цитировал путников от халдейских времен до Нансена. Дед прожил насыщенную жизнь. «Думать до конца ВСЕСТОРОННЕЕ ОПИСАНИЕ ПРЕДМЕТА 5 глава никогда нельзя, — решил Жора Апрятин. — Нужно кое-где быть ограниченным человеком. Верь в свою работу. Далее не думай. Вот фуррор настоящей личности». Такой грустный результат.

Жора знал, что засыпанная черным щебнем долинка, тихий шум ветра и закрученые в истлевший брезент останки истлевшего человека навечно останутся с ним. Напоминание ВСЕСТОРОННЕЕ ОПИСАНИЕ ПРЕДМЕТА 5 глава о смысле и цели. Вечные ценности. Только железо осталось вечным. Вещи остаются, мы исчезаем. Такой грустный результат. Но человек, вросший в травку и горные минералы, пропал ли?

Жора очень рано лег спать, не разжигая вечернего костра. И это, наверняка, выручило ему жизнь. Поздним вечерком мимо базы прошел беглый уголовник ВСЕСТОРОННЕЕ ОПИСАНИЕ ПРЕДМЕТА 5 глава, узнаваемый по кличке Пустой. Он находился в бегах уже три месяца. Срок у Пустого был очень огромным, и конкретно он накапливал золото, за которое Салахов не получил амнистии. Без золота ему бежать не было смысла. На данный момент он нес с собой два килограмма пылевидного золотого песка. Орудия, документов, карты ВСЕСТОРОННЕЕ ОПИСАНИЕ ПРЕДМЕТА 5 глава у Пустого не было. Ничего, не считая золота. Он совсем озверел, отчаялся и готов был сдаться властям. Но сзади лежали тундры, которые он уже прошел. Пустой страшился проходить их опять. Инстинкт и чутье подвели его, он прошел мимо базы. Если б он увидел палатки, он пошел бы сдаваться. Но если ВСЕСТОРОННЕЕ ОПИСАНИЕ ПРЕДМЕТА 5 глава б он нашел, что Жора на базе один, он без колебаний убил бы его, потому что получал орудие, одежку, документы и продовольствие. Одним словом, получал жизнь. Но Пустой прошел мимо, и больше никто никогда о нем не слыхал.

Рано днем возвратился съемщик Гурин. Смотрелся он так, как ВСЕСТОРОННЕЕ ОПИСАНИЕ ПРЕДМЕТА 5 глава был должен смотреться в всех критериях средний интеллигент. Кропотливо выбрит, даже запах одеколона, пуховка чиста, японские оранжевые сапоги аккуратненько подвернуты, и очки блестят остро и усмешливо.

Гурин зашел в палатку, поставил у стола собственный польский ранец на станке и сел на дощатые нары. Жора с тоской ждал, что он ВСЕСТОРОННЕЕ ОПИСАНИЕ ПРЕДМЕТА 5 глава на данный момент выбросит. Ему всегда было тяжело с Гуриным.

— Што, владелец, образов-то али не держишь? Перекреститься с дороги не на што, — произнес Гурин.

Жора Апрятин молчал. Он курил трубку, и суетные слова пролетали мимо него.

— Притомился, — вздохнул Гурин. — Ноженьки притомились. А не принять ли мне ванну? Пожалуй, принять. Ничто так ВСЕСТОРОННЕЕ ОПИСАНИЕ ПРЕДМЕТА 5 глава не освежает, как ванна, глоток кофе и сигарета. Неплохо бы еще выяснить, с кем дремлет на этот момент Анна Бозе и что слышно о летающих блюдечках. Как считаешь, Жора? И как насчет кубка вина?

— Она дремлет с обычным марсельским докером по имени Жан. Ей опротивели саксофонисты, киноактеры ВСЕСТОРОННЕЕ ОПИСАНИЕ ПРЕДМЕТА 5 глава, продюсеры и миллионеры, — с тоской включаясь в игру, произнес Жора.

— Неуж-то? Жора, не опошляй анонсы. Я приму ванну, и ты все расскажешь тщательно. Ах, ах! — Гурин взял полотенце, тренировочный костюмчик, кеды и пошел к реке.

— …Все-же 2-ая экспедиция «Союззолота», — произнес Гурин, возвратившись. — Больше некоторому. Люди погибают за ВСЕСТОРОННЕЕ ОПИСАНИЕ ПРЕДМЕТА 5 глава металл. А, Жора?

— Как думаешь, полиция прилетит?

— Обязательно. Мертвые покоя не имут. Я бы на твоем месте сам справил ритуал. Могила неведомого мученика. Загадка тундры.

— Должен был сказать. Долг.

— Долг выше соболезнования. Сочувствие выше… — Гурин отвернулся от Жоры и стал распаковывать принесенные с собой эталоны. Всегда было приятно глядеть, как Гурин ВСЕСТОРОННЕЕ ОПИСАНИЕ ПРЕДМЕТА 5 глава обращается с эталонами. Он возился с ними как с возлюбленными ручными мышками. Гурин подавлял Жору приемуществом. Он был высочайшим специалистом в петрографии, самой мутной из геологических дисциплин. Знал французский язык, знал британский. И, в окончание, в молодые годы был мотогонщиком, позже, по его словам, баловался горными лыжами. В ВСЕСТОРОННЕЕ ОПИСАНИЕ ПРЕДМЕТА 5 глава Поселок он прилетел без приглашений и договоров. Предъявил отличные бумаги и сходу заявил, что прилетел временно. Независящий человек. Этакий геологический ландскнехт, наемник от петрографии. Прилетает, подписывает договор, работает, сколько нравится, и улетает. Больше всего Жору злило то, что Гурин, по всем наружным данным законченный очевидный пижон, в рубрику пижона ВСЕСТОРОННЕЕ ОПИСАНИЕ ПРЕДМЕТА 5 глава не влазил. Он вправду знал петрографию, он вправду свободно знал французский и британский. И прогуливался в маршруты с четкостью неплохого автомата.


vskarabkatsya-po-svetu-luni.html
vskarmlivanie-vashego-prezhdevremenno-rozhdennogo-rebenka.html
vskosourov-problemi-pravovogo-regulirovaniya-otnoshenij-v-sfere-pravovoj-ohrani-i-ispolzovaniya-rezultatov.html